Возвращая погибшим имена

Возвращая погибшим имена

В начале апреля в лесах Пограничного района возле горы Медвежьей, в 14 километрах северо-западнее поселка Пограничного, высадился сводный десант поисковиков-общественников. В его состав вошли представители Совета ветеранов Владивостока, Союза десантников России и Общественного совета предпринимателей Приморья. Целью экспедиции стал поиск могил погибших и умерших от ран воинов Красной армии и восстановление их имен. Руководил волонтерами майор запаса помощник главы администрации Пограничного района по мобилизационной работе Анатолий Долженко.

Возвращая погибшим имена

В сопках много кладбищ

Ранняя весна – самый лучший сезон для поисковиков. Во-первых, в это время года уже тепло, но еще не активизировались клещи. Во-вторых, пока листвы на деревьях и кустах нет, лес стоит прозрачный, поэтому издалека видны воронки от разорвавшихся снарядов, осыпавшиеся окопы и блиндажи. Эти следы войны встречаются здесь буквально на каждом шагу. И мимо бетонных колпаков дотов – долговременных огневых точек – тоже не пройдешь. Они разбросаны по сопкам, как срезанные шляпки огромных грибов.

В июле 1945 года здесь дислоцировались части 5-й общевойсковой армии под командованием генерал-полковника Николая Крылова, переброшенной в Приморье по Транссибу из Восточной Пруссии. Пятая армия входила в состав 1-го Дальневосточного фронта и была главной ударной силой в Маньчжурской стратегической наступательной операции 15 – 30 августа 1945 года. Командовал фронтом маршал Советского Союза Кирилл Мерецков.

Первый мощный удар по японцам, окопавшимся на горе Верблюд, части 5-й армии нанесли в ночь с 8 на 9 августа именно в тех местах, где сегодня работают наши поисковики. В ту ночь погибло много пограничников и красноармейцев. Тела погибших были захоронены на заставах и в сопках. Те, кто умер от ран в медсанбатах, также нашли вечный покой в здешних лесах.
Возвращая погибшим имена

Безвестный личный состав

11 августа 5-я армия с боями перешла границу Китая. Павших в этих боях красноармейцев хоронили уже на китайской территории. Но в конце сентября 1945 года Сталин издал приказ: «Всех солдат и офицеров Красной армии, захороненных на территории Маньчжурии, вывезти и перезахоронить на территории Советского Союза». Этот же документ предписывал каждой дивизии, каждому полку перезахоронить своих бойцов (фамилии офицеров, отвечавших за эту операцию, сохранились). К концу октября тела всех погибших советских воинов были доставлены с территории Маньчжурии и перезахоронены в населенных пунктах Краскино, Новогеоргиевка, Полтавка, Гродеково, Лиман, Решетниково и т.д. Существуют списки бойцов, чьи могилы остались здесь. Но…

– Когда мы стали разбираться с этими списками, выяснилось, что документы после эксгумации и перезахоронения передавались в комендатуры, военные комиссариаты и сельсоветы, на территории которых находились кладбища. А после этого началась путаница, – рассказывает корреспонденту «В» Анатолий Долженко. – Так, комендатуру в Гродеково расформировали в 80-м году, сельсоветы по всей стране ликвидировали в 90-м, военкоматы тоже реорганизовывались не единожды. В итоге сегодня очень тяжело собрать воедино все данные: кто, где, когда перезахоронен. Когда мы начали сверять списки погибших со списками перезахороненных в нашем районе, выяснилось, что в сопках осталось много захоронений и госпитальных кладбищ. Но где они находятся, неизвестно.

К примеру, во время войны, до июля 1945 года, в окрестностях горы Медвежьей дислоцировалась 217-я артиллерийская бригада 1-й армии. Но в июле артиллеристы ушли на север Пограничного района, а их позиции заняли части 5-й общевойсковой армии. Между тем, согласно документам, военнослужащие 217-й артбригады, героически погибшие в Китае, были перезахоронены у подножия сопки Медвежьей. А в 1967 году их снова перезахоронили в братской могиле в поселке Пограничном в парке имени Котельникова. Но составить список погребенных там бойцов никто тогда не удосужился. Как поется в известной песне, «от героев былых времен не осталось порой имен»…

В 1970-е местные охотники, выслеживая добычу, частенько натыкались в сопках на одиночные могилы и даже целые кладбища. На некоторых холмиках еще ржавели памятники со звездами, большая же часть сровнялась с землей. Время берет свое.

– Мы уже несколько лет ходим по лесу, ищем эти кладбища и могилы. Пытаемся возвращать имена погибшим по архивным данным, – говорит Анатолий Валентинович. – Зачем лично мне это нужно? У меня дед погиб на Курской дуге. Он похоронен в Орловской области, в деревне Красниково. Когда мне было 20 лет, я ездил туда. И мне спокойно от того, что за могилой моего деда там, далеко, ухаживают, но стыдно, что здесь, в наших лесах, много забытых и заброшенных могил. И кто в них покоится, неизвестно. Говорят, что война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат. Это не совсем так. Много непохороненных солдат осталось на западе России, когда наши войска отступали, оставляя убитых на поле боя. Но в Приморье поле боя оставалось за нами. И все наши погибшие похоронены. Но они забыты.

Осталось собрать деньги

Рассказывая о работе поисковиков, майор запаса Долженко постоянно употребляет местоимение «мы», как бы подчеркивая, что одному с таким важным и трудным делом не справиться. Так оно и есть: у Анатолия Валентиновича много помощников как из числа односельчан, в частности местного казачества, школьников и просто неравнодушных граждан, которым небезразлична история района, так и из числа жителей Владивостока. Среди его единомышленников, например, парни из Союза десантников России и бизнесмены из Общественного совета предпринимателей Приморья. И это неудивительно, ведь все работы поисковики проводят на свои средства, в складчину. Потому что помощи им ждать неоткуда. К сожалению, в Приморском крае нет целевой программы сохранения памяти о воинах, погибших в годы Великой Отечественной войны и Второй мировой, и, соответственно, денег на это край не выделяет. А красивые и правильные слова о том, что никто не забыт, о патриотическом воспитании молодежи и так далее, которые звучат с высоких трибун в праздничные дни, финансирования не требуют. Вот мы и имеем то, что имеем.

– Первый список тех, кто похоронен на территории нашего района, мне дали в военном комиссариате. Он датирован 1967 годом, когда руководство страны решило, что надо бы отметить годовщину Великой Победы, которую завоевали 22 года назад. До этого День Победы в Советском Союзе не праздновали. Именно тогда стали массово ставить на городских и сельских кладбищах памятники солдатам, погибшим и умершим от ран, – рассказывает Анатолий Долженко. – Но за два с лишним десятка лет на погостах все изменилось, многие могилы были потеряны. А в сопках от захоронений вообще ничего не остается. Если в 80-е еще можно было отыскать эти могилы, то сегодня, когда сменились три поколения, почти невозможно. Например, на горе Котельникова, где шел тяжелый бой, была безымянная могила. На ней когда-то висела табличка с именем героя, но в 90-х она затерялась. За могилой ухаживали пограничники, даже не зная, кто в ней похоронен. Был слух, что здесь похоронен танкист, награжденный орденом Красной Звезды. Благо бывший старшина заставы Иван Алексеевич Прилепко, служивший на границе в 80-х годах, вспомнил фамилию погибшего. А мы уже по архивным документам восстановили его биографию.

Неизвестным солдатом оказался 39-летний красноармеец Степан Назарович Селиванов родом из деревни Шакино Спас-Клепиковского района Рязанской области. Он был призван в армию 25 июня 1941 года. Только Селиванов был не танкистом, а телефонистом 1-й батареи 119-й гаубичной артиллерийской бригады 36-го стрелкового корпуса. Он прошел всю войну, в 1943-м был награжден орденом Красной Звезды за восстановление связи во время боя, а погиб во время штурма хорошо укрепленных позиций Квантунской армии. Красноармейца Степана Селиванова похоронили 10 августа 1945 года…

Еще один пример. В Пограничном районе, недалеко от погранзаставы Новоалексеевской, есть такое место – Гнилая падь. В июле 1945-го здесь шли кровопролитные бои. На картах 60-х годов на этой местности был отмечен обелиск, установленный на сопке в честь погибших воинов. Когда-то здесь стоял госпиталь, а рядом с ним было кладбище. Но уже на картах 80-х годов обелиск исчез. Поисковики нашли это место и снова установили памятник. Пока неизвестному солдату. Но в прошлом году в военкомате нашли документы, в которых были указаны данные 735 человек, похороненных рядом, в районе сопки Снеговой, и девяти бойцов 63-й стрелковой дивизии: старшего лейтенанта, сержанта и шестерых рядовых, погребенных в братской могиле в Гнилой пади. Там же были фамилии бойцов, умерших от ран. Так были возвращены имена героев. Осталось лишь собрать деньги, чтобы поставить им нормальный памятник.

Повторные похоронки дошли не до всех

Надо отметить, что Анатолий Долженко и его команда работают не только на территории Пограничного района. В прошлом году они выезжали в Хорольский район, где рассказали местным жителям о летчиках бомбардировщика Пе-2, разбившегося 9 августа 1945 года. Их могила находится в селе Поповка. Местные жители слушали поисковиков с нескрываемым удивлением: они живут рядом со святыней и ничего о ней не знают! Вот вам и патриотическое воспитание, за которое кто-то регулярно отчитывается…

– За несколько лет существования нашего движения мы установили около 2,5 тысячи фамилий солдат и офицеров, похороненных в нашем районе, – говорит Анатолий Валентинович. – Со многими родственниками погибших мы списались. В основном они живут на западе страны. И для них стало открытием, что их близкий человек покоится в Приморье: во время войны в похоронках им сообщали, мол, боец такой-то пал смертью храбрых и похоронен в Китае. У моего товарища дед служил в 300-й стрелковой дивизии, которая формировалась в Приморье. Он погиб в Китае и был похоронен на станции Эхо. Когда мой друг туда приехал, оказалось, что на месте захоронения стоит только монумент, а тела бойцов давно вывезли в Россию и перезахоронили в Пограничном районе, в поселке Решетниково. А повторные похоронки кому-то отправили, а кому-то нет. Отсюда и неизвестность. У нас в районе есть несколько семей, которые 70 лет были уверены, что могилы их родных находятся в Китае. А их оттуда вывезли в наш район.

В прошлом году в Приморье приезжал пенсионер из Белоруссии. Его отец воевал в этих местах и был похоронен на кладбище в поселке Пограничном, на улице Уссурийской. А сын героя этого не знал. Фамилию его отца тоже установили поисковики…

И напоследок. В Китае, где в годы Второй мировой войны погибли сотни советских военнослужащих, чтят память освободителей их страны от японских милитаристов. Китайцы берегут могилы и мемориалы наших воинов как своих. И у них на это находятся средства. Китайские ветераны также хотели бы в знак благодарности возложить цветы на могилы бойцов Красной армии в Приморье. Только нам нечего им показать.

Мнение

Андрей Водеников, член центрального совета Союза десантников России, участник поисковой группы:

– В районе горы Медвежьей мы нашли стеклянную фляжку. Такие фляжки выпускали для Красной армии до начала Великой Отечественной. Но они оказались непрактичными, поэтому их заменили на металлические. Нужно понимать, что хозяин этой фляжки прошел всю войну, дошел, скорее всего, до Кенигсберга, после чего попал на Дальний Восток. Неизвестно, жив он остался или нет. Возможно, эту фляжку он просто потерял… Люди приезжают на могилы погибших родственников со всей России. Тот, кто чтит историю своей семьи, своего города и края, тот чтит историю своей страны. Мое личное мнение: патриотизм начинается в семье. А не с высоких фраз и заявлений. Если ты знаешь и помнишь своих предков, готов узнавать детали своей родословной, которые тебе еще неизвестны, то за тобой пойдут твои дети и внуки. И значит, у твоих наследников будет такое же отношение к Родине.

Тем временем

К сожалению, в Пограничном и Хасанском районах Приморья на места сражений Красной армии с японскими захватчиками не раз покушались черные копатели. По словам Анатолия Долженко, причина в том, что половина местного населения сидит без работы и некоторые ради денег готовы осквернить даже могилы павших воинов.

– Да, все, что находится в земле на местах боев, принадлежит министерству обороны. Но в военном ведомстве некому заниматься историей. Поэтому большой укрепрайон в Пограничном районе металлисты разобрали еще в 90-е годы и все продали в Китай. Раскурочили все танки, все доты, – объясняет он. – Единственное, что спасает исторические места от полного разграбления, – их удаленность от населенных пунктов. К ним невозможно проехать. К примеру, лежит в лесу двигатель от немецкого «Опеля». Металл даже не ржавый, просто потемневший от времени, ведь прошло 70 лет. Его почисти, перебери – он заработает! Но дотащить его до дороги нереально: очень далеко. А на машине к нему не подъедешь. Наверное, это и хорошо…

Артефакты с мест сражений поисковики поначалу отдавали в районный музей. Но со временем его фонды оказались заполнены под завязку. Сейчас предметы и вещи, найденные в окопах и разрушенных блиндажах, оседают в уголках памяти местных школ. Это лучше, чем они будут гнить в земле. И это важная часть настоящего патриотического воспитания.
Возвращая погибшим имена

P.S. Полный список имен советских солдат и офицеров, погибших и умерших от ран в годы Второй мировой войны и захороненных (перезахороненных) на территории Пограничного района Приморского края, которые были установлены поисковой группой Анатолия Долженко (по состоянию на апрель 2016 года), опубликован на сайте Vladnews.ru.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.